free web hosting | free hosting | Web Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting

ВЕПССКИЙ  ЛИТЕРАТУРНЫЙ  ЯЗЫК

      К сожалению, в последнее время иногда приходится сталкиваться с тем, что не только различные органы информации, но даже известные и весьма уважаемые учёные, занимающиеся прибалтийско-финскими народами, демонстрируют удивительное незнание всего, что сейчас происходит в жизни вепсского народа. Поэтому нам кажется как никогда полезным восполнить пробелы в информировании заинтересованных людей о вепсском национальном возрождении, о сохранении, изучении и развитии вепсского языка как основы такого возрождения. И если три вепсских диалекта изучаются и фиксируются учёными, то развитие новой национальной культуры целиком опирается именно на язык литературный; без него у вепсов будущего нет и быть не может.

    История литературного вепсского языка не длинна, но весьма насыщена фактами и именами. Я изложу её здесь как можно  короче, а в дальнейшем можно было бы поместить на сайте и более подробные сведения.

   Первый словарь вепсского языка ("Русско-чудский словарь") был написан учителем П. Успенским и издан в Петербурге в 1913 году. Его объём крайне небольшой (46 страничек). В первой части расположен собственно словарь, поделённый на темы - всего 320 слов; вепсские слова записаны кириллицей. Вторая часть словаря содержит некоторые наиболее употребительные части речи, образцы склонения и спряжения. В конце - 3 рассказа и 2 стихотворения. Это и есть первый зародыш вепсской письменности.

   Дальнейшую историю развития письменности на вепсском языке сейчас можно чётко разделить на три периода: довоенный (30е годы ХХ в.), военный и новый, начавшийся с 80х годов ХХ в. - период,  продолжающийся ныне.

   В 1930е годы была предпринята первая попытка создания вепсской письменности. Вепсская терминология, алфавит, учебная литература разрабатывались бригадой учёных и педагогов в Институте языка и мышления АН СССР; во главе группы стоял крупный вепсский лингвист Н. И. Богданов (на верхнем фото), в её состав входили М. Хямяляйнен, Г. Большаков, Ф. Андреев, И. Андреева и другие.

    Группа подготовила учебные программы и пособия на вепсском языке, в 1936 году был издан вепсско-русский словарь Андреева и Хямяляйнена, и это позволило начать преподавание на родном языке в местах проживания средних и южных вепсов. Кадры учителей готовил Лодейнопольский педагогический техникум, где было открыто вепсское отделение. У северных вепсов преподавание на родном языке велось очень короткое время в 1937 году. Тогда же Шелтозерская районная газета "Красное Шелтозеро" выходила частично на вепсском языке, что положило начало нашей национальной журналистике.

  

     Всего за указанный период было выпущено свыше 30 изданий на вепсском языке, главным образом учебников, единственное осуществлённое литературное издание - перевод повести Григорьева "Полтора разговора" ("Pol'tošt paginad"). В 1937 году преподавание вепсского языка в школах было прекращено, свернулось книгоиздание, и язык снова стал бесписьменным. Учебники изымались и уничтожались (сжигались), поэтому до наших дней дожили редкие экземпляры, почти все они - в крупных библиотеках.

   В основу литературного языка того времени был положен средневепсский диалект (знакомый создателям тогдашней письменности) со всеми своими лексическими, грамматическими и фонетическими особенностями; в качестве алфавита использовался латинизированный Новый унифицированный Алфавит - НА.

   Вторая попытка создания вепсской письменности относится к  советско-финской войне 1941 - 1944 гг., когда финские войска заняли практически весь район проживания северных вепсов. Сохранился всего один печатный образец - книга "Vepsän opas", в которой предпринята попытка образования литературного языка путём нормирования северного диалекта; этот язык, таким образом, сильно отличается от языка Богданова и его сподвижников.

   Третий период развития вепсского литературного языка начался в конце 80х годов прошлого столетия, когда по инициативе Общества Вепсской Культуры в Петрозаводске вновь началось преподавание вепсского языка в школах. Появились новые учебники, вышел учебный вепсско-русский и русско-вепсский словарь; ВУЗы получили превосходный учебник грамматики литературного вепсского языка, написанный Н. Г. Зайцевой по-вепсски (на нижнем фото). Регулярно выходят литературно-художественные издания, а журналы "Карелия" и "Кипиня" постоянно печатают стихи и рассказы на вепсском языке; их количество растёт, как снежный ком, кроме того, постоянно расширяется круг жанров новой вепсской литературы.

   Важнейшим достижением является существование вепсской газеты "Кодима" (вышло уже больше сотни номеров).

   Новая вепсская письменность основана на латинском алфавите с добавлением букв "Š" (обозначает звук "ш" - я сознательно упрощаю для наибольшей понятности), "Ž" ("ж"), "Č" ("ч"), "Ö" (звук, как в немецком schön), "Ä" (звук, как в английском shall, в общем, идентичен финскому "ä"), "Ü" (как в немецком müssen или французском mur) и знака ', который ставится после согласных для их смягчения.

   Невозможно и несерьёзно создавать для вепсских диалектов отдельные литературные языки: различия между диалектами и говорами совсем не так велики, как, скажем, между карельскими наречиями. Новый вепсский литературный язык создавался таким образом, чтобы его понимали представители всех диалектов. Что касается, например, лексики, то если в одном диалекте вепсское слово забыто, и вместо него используется русское заимствование (хуже всего обстоит дело у северных вепсов), а в другом диалекте - сохранилось, то именно последнее и идёт в литературный язык. Если в разных диалектах сохранились разные слова для обозначения одного понятия, то они пока что идут в литературный язык как равноправные синонимы.

   Что касается грамматики, то тут между диалектами существуют более серьёзные различия, особенно в глагольном словоизменении; невозможно удовлетворить представителей всех диалектов, поэтому, выражаясь проще всего, кое-какие слова изменяются по-северовепсски, кое-какие по-средневепсски и т. д. Главное (это касается и лексики) - отсутствие искусственных форм. В грамматике литературного языка нет ничего такого, что не встречалось бы хоть в одном вепсском говоре.

   Между диалектами есть и фонетические различия; унификация произведена, учитывая многие факторы. Например, северные и южные вепсы говорят "тальв" ("зима"), а шимозерские да восточные средние вепсы - "тоувь"; в литературный язык идёт первая форма, которая ближе к аналогам других прибалтийско-финских языков и исторически является более древней. ("талви" - фин., "тальв", "тали" - эст.)

    Ещё нельзя не добавить, что современное строительство национального литературного языка, в отличие от периода 30х гг., основывается на результатах огромной экспедиционной и научной работы, проще говоря, не следует думать, что письменность создаётся в соответствии с некими прихотями отдельных уважаемых учёных, но на прочной научной базе.

   Из вышесказанного, конечно, следует, что у многих представителей старшего и среднего поколения вепсов имеется достаточно проблем при соприкосновении с литературным языком - от незнания латиницы до непонимания очень многих слов. Нет сомнения, что без регулярного чтения, без знакомства со словарём и учебной литературой такие люди рискуют не понять ни предложения. Однако тут имеются положительные примеры, например, Мария Абрамова из Ладвы, очень пожилой человек, с большим рвением изучила новую вепсскую письменность; известно много подобных случаев.

    Корпус учителей вепсского языка разнороден. Большинство из них не получали специального финно-угорского филологического образования, и от этого - многие проблемы. Некоторые учителя, пытаясь "законсервировать" свой неизбежно вымирающий говор, обучают своих учеников только ему; результат - огромные трудности при поступлении во все ВУЗы, готовящие вепсских специалистов, долгая отлучённость от национальной литературы и журналистики.

   Поэтому новый литературный язык - это, прежде всего, язык молодых, язык будущего, язык обновлённой вепсской национальной культуры. Развивается он стремительно, и, по нашим наблюдениям, его влияние уже начинает сказываться на диалектах - прежде всего на северном и среднем; это процесс закономерный и неизбежный.  Литературный язык никак не способен поддержать устную традицию, не заменив собой диалектную речь. 

    Огромнейшая заслуга в создании вепсской письменности принадлежит замечательным петрозаводским учёным-филологам - Н. Г. Зайцевой, М. И. Муллонен и другим.

 ***

    Это всего лишь краткий обзор истории вепсского литературного языка, но в будущем мы, конечно, постараемся дать больше информации по этому вопросу.

P. S. Вы, конечно, уже могли заметить, что написание некоторых слов или их грамматических форм меняется раз в три-четыре месяца. Это не ошибки, идёт творческий поиск!!!

   Игорь Бродский

 

НАЗАД НА ГЛАВНУЮ

 

6 сентября 2002 года